oa
Журнал «Вода живая» № 4 (апрель) 2013 опубликовал интервью со священником Андреем Битюковым.

 

Иерей Андрей Битюков, клирик Андреевского собора на Васильевском острове, настоятель храма мученицы Раисы Александрийской при Институте детской гематологии и трансплантологии имени Р. М.Горбачёвой.

Когда я стал алтарником в Андреевском соборе, встретил в храме замечательных врачей — прихожан и священнослужителей — по их совету и стал обучаться медицине. Потом работал в хосписе, помогал Артемию Темирову, будущему священнику, клирику нашего храма. И всегда медицина мыслилась мною как возможность исполнения на практике евангельских заповедей. После хосписа я трудился на «Скорой помощи». Но сформировался как медицинский работник только после окончания духовной семинарии и рукоположения в священный сан. В то время протоиерей Александр Швец (ныне покойный) пригласил меня помочь ему в окормлении часовни великомученика Пантелеимона на кафедре госпитальной хирургии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И. П. Павлова. Эта часовня открылась в 1991 году трудами отца Александра и профессора Нины Николаевны Артемьевой, ныне монахини Анастасии. В 2003‑м мы служили по два молебна в неделю. Тогда рядом с корпусом, где располагалась часовня, начали строить Институт детской гематологии. Мы мечтали о том, что в этом новом здании будет храм — так и получилось. Руководство института приняло эту идею очень тепло, и мы постепенно освоили небольшое помещение на первом этаже, где в 2008 году и открылся храм.

Делом доказывать любовь к ближнему — к этому призывает Евангелие. Иоанн Богослов говорит: «Бога не видел никто никогда; единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1, 18). Явил в том числе и своими делами. Поэтому миссионерский смысл служения в больнице состоит в делании добра. И люди, ощущающие на себе твое участие, твое сострадание, понимают, что они любимы Богом. Это самое главное: мы можем ощутить присутствие Бога через добрые дела других людей. Все остальное приложится.
Что такое любовь? Это жизнь ради другого. Мы должны сострадать больному, сопереживать ему. Но эмоции переводят наши отношения на другой уровень — душевный. И могут стать препятствием для реальной помощи. Надо не то что быть жестким, а просто не пускать сиюминутные эмоции вперед разума и любящего сердца. Для священника главное — понимать, что его Христос послал, что он пришел разделить с больным его страдание. Еще неизвестно, кто больше получает от встречи, от этого сокровенного духовного опыта — священник или больной. Господь действует в нас, и это общение обогащает обоих. Если больной умирает, и ты понимаешь, что смог проводить человека до этой грани, твоя вера укрепляется еще больше.
Вообще в отношениях с людьми надо постоянно держать руку на пульсе — и в семье, и с сослужителями, и с прихожанами, и с больными. В отношениях с Богом тоже. Постоянно нужно спрашивать себя: «Люблю ли я их по-настоящему? Есть ли им место в моем сердце?» Мне кажется, что самый лучший способ борьбы с усталостью любого рода, в том числе профессиональной, — возможность испытывать радость и дарить ее другому. Поэтому я занимаюсь историческим музыкальным театром: мы ставим русские и европейские исторические постановки, играем на старинных музыкальных инструментах, сотрудничаем со Школой старинной музыки. Вот эта радость позволяет держаться на плаву. Также поддерживает искренность, прикровенность в отношениях с человеком, в том числе и когда больной, особенно умирающий, видит тебя членом своей семьи. Когда он доверят тебе какие-то семейные тайны, разрешает с тобой семейные вопросы, когда его близкие воспринимают тебя в своем доме органично. Такие отношения очень дороги.
Интервьюер: Игорь Лунёв
Подготовил Игорь Лунёв/

Предыдущая публикация
«
Следующая публикация
»