mk1В публикации сохранены орфография и пунктуация первоисточника.
В Петербурге, на Васильевском острове, на углу 6 линии и Большого проспекта, возвышается величественный пятиглавый собор. Не многим, вероятно, известно, что этот храм один из старейших в Петербурге и в текущем году вступает в 175-ю годовщину со дня основания. До 1719 года на Васильевском острове никаких зданий не было. Только после этого времени на нем стали появляться редкия строения. По плану, составленному Петром Великим, весь остров разделялся на 28 линий и 14 улиц; по всем улицам (каждая из них шла между двух линий) предполагалось по образцу столь любимаго Петром Амстердама устроить каналы и соорудить вокруг острова плотины в целях ограждения от наводнений. Остров был разделен вдоль тремя дорогами, называвшимися «прешпективами»; первая, «Большая прешпектива» (в настоящее время Большой проспект), должна была быть обращена в канал, чтобы с моря сквозь остров могли проходить торговые корабли для разгрузки товаров в Гостином дворе, находившемся в северной части острова.

Мысль о сооружении на Васильевском острове соборной церкви во имя св. апостола Андрея Первозваннаго «для кавалеров сего ордена» принадлежала Петру Великому, который намеревался построить ее на площади против здания 12-ти коллегий, для чего, по его приказанию, была изготовлена соответствующая модель, заведывание же строительной частью было возложено на генерал-адмирала, графа Апраксина, который и открыл сбор пожертвований. По планам «новаго города» (подписанным Петром I в 1716 и 1718 т.г. и окончательно утвержденным Екатериной I в 1725 г.), предположена была постройка на острове семи церквей и из них одной соборной, на упомянутом уже месте, против здания 12 коллегий.

По неизвестным причинам, при жизни Великаго Преобразователя эта мысль не была осуществлена, и из намеченных к постройке церквей была сооружена лишь одна-во имя Воскресения Христова, находившаяся между зданием коллегий и домом князя Меньшикова (нынешний 1-й кадетский корпус). 1-го сентября 1723 г. Петр Великй на ассамблее в Летнем дворце лично Приказал синодальному вице-президенту, преосвященному Феодосiю архиепископу новгородскому, доставить в святейший синод и хранить там до указа деньги, собранныя на постройку на Васильевском острове каменной церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы, вместо пришедшей в ветхость такой же деревянной, находящейся на Петербургском острове, в Посадской слободе, построенной в 1711 году.

Из разследования, произведеннаго синодом, выяснилось, что еще до построения деревянной церкви на Петербургском острову сбор производился в часовне, находящейся на берегу Невы, но собранныя деньги были употреблены, согласно указу государя от б апреля 1709 г., на постройку на том же острову церкви во имя Живоначальныя Троицы.

Между тем население Васильевскаго острова все увеличивалось, благодаря мерам, принятым государем. 20 мая 1724 г. состоялось высочайшее повеление: помещикам строиться на Васильевском острове с обязательным окончанием построек к 1726 году. Виновные в неисполнении этого предписания подвергались строгому взысканню: конфискации половины деревень. Таким образом, к бывшим уже на острове постройкам, состоявшим из палат Меньшикова и домов так называемой «французской слободы», населенной преимущественно иностранными мастерами, прибавился ряд сооружений, и в виду этого явилась настоятельная потребность в постройке церкви.

Пока длилась синодальная переписка по этому вопросу, настоятель старой Рождественской церкви, священник Тимофей Семенов с братией, а также и жители Васильевскаго острова подали, в 1726 году, одно за другим, три прошения, в которых убедительно просили синод ускорить построением церкви, так как, говорилось в прошении), «на оном острову, именным его императорскаго величества указом, построено домов многое число, и многие уже живут вседомовно и с челядинцы, а приходской церкви не имеетца, все в дальнем расстоянии и не сподобляютца (обыватели) слышать христианского священнослужения, и треб духовных отправлять некому».

Лишенные возможности отправлять свои духовные обязанности, жители Васильевскаго острова просили синод о разрешении поставить на отведенном для постройки каменной церкви месте (земли было отведено 60 саж. В длину и 30 в ширину) временный небольшой деревянный храм, перенеся в него из старой Рождественской церкви иконостас и всю необходимую утварь; совершение же богослужений и исполнение треб возложить на Рождественских священников. На первое из поданных прошений подписанное священниками, синод отказал, но тогда обыватели острова подали коллективную просьбу, на которую синод ответил, что на построение временной церкви препятствий не встречается, если на то будет позволение полицейских властей. Разрешение полицеймейстерской канцелярии состоялось лишь в 1728 году.

Такое упорное ходатайство прихожан не осталось без последcтвий и обратило на себя внимание высшей власти. 15-го января 1727 года именным указом императрицы Екатерины I повелено было отпустить из казенных сумм на строение церкви во имя апостола Андрея Первозваннаго 1.000 рублей, и, кроме того, материалу на 2.000 рублей. В том же 1727 году по высочайшему повелению было издано «Увещание» к кавалерам Андреевскаго ордена на русском и немецком языках, приглашающее к пожертвованию на постройку орденской церкви. Выла ли собрана какая-либо сумма, осталось невыясненным, так как книга для сбора пожертвований была утеряна. Что же касается до высочайше пожалованной суммы, то таковая была выдана Соляною конторой графу Апраксину, после смерти котораго в 1727 году поступила в адмиралтейскую коллегию, где и находилась до 1783 года, когда по распоряжению гоф-интенданта, Петра Мошкова, была употреблена на пocтpoение Казанской церкви (ныне собор).

Несмотря на все эти злоключения, энергия василеостровских жителей не ослабла, и 7-го мая 1728 года известный архитектор того времени Джузеппе Трезини, более известный под именем Осипа Трезина, донес синодальной канцелярии, что разрешение на постройку на острову деревянной церкви имеется, и что место подя нее, заросшее лесом, расчищено, а также заготовлены все нужные материалы. Работа велась быстро, и в следующем 1729 году состоялась закладка церкви, совершенная преосвященным Питиримом, архиепископом нижегородским.

К 1731 году постройка церкви была закончена, и 20-го января того же года в синод поступило прошение священника старой Рождественской церкви, что на Петербургском острову, Тимофея Семенова, который, донося синоду, что «в C.-Петербурге на Преображенском острову построена вновь на каменном фундаменте деревянная церковь и всяким благолепием украшена»,- просил синод выдать для этой церкви антиминс, и освятить ее, но не во имя Рождества Пресвятой Богородицы, как предполагалось ранне, а во имя образа Пресвятой Богородицы Казанския, при чем ходатайствовала о разрешении открыть при церкви кладбище и перенести в новопостроенную церковь чудотворный образ Казанской Божией Матери, а также часть утвари. Просьба была удовлетворена лишь частью, а именно: антиминс был выдан, в остальном же просителю отказано.

Спустя несколько времени, в сентябре месяце прихожане новой церкви ходатайствовали пред сннодом об определении священника Ростовской епархии, Никифора Никифорова, в свой приход. Священник был назначен, но, несмотря на это и усиленныя просьбы прихожан, церковь не была освящена до осени 1732 года.

В сентябре этого года, в синод поступило прошение сенатора, обер-секретаря Ивана Кириллова, и прочих жителей Васильевскаго острова, настоятельно просивших об освящении новопостроенной церкви. На этот раз прошение было разсмотрено внимательно, и святейший синод разсудил, что так как «в Петербурге во имя св. апостола Андрея Первозваннаго церкви не имеется, а понеже ордена того святого апостола Андрея в Российской империи имеется кавалерия, которую сама ея императорское величество государыня императрица Анна Иоанновна, самодержица всероссийская, полагая на себе, носить изволить, также по всемилостивейшему ея императорскаго величества указу, многия знатныя обретающими в Poccии и в службе ея императорскаго величества особы, г.г. министры, генералитет и придворные высшие чины тоя кавалерии ношением удостоены. Чего для, в день того св. апостола, как в церемониальном чиноположении обявлено, а именно: ноября 30-го числа, бывает публичное церемониальное торжество, и прилично святейшему синоду показалось вышепомяненную церковь освятить во имя св. апостола Андрея Первозваннаго».

8-го октября 1732 года церковь была торжественно освящена преосвященными Феофаном (Прокоповичем), архиепископом новгородским и великолуцким.

Спустя 12 лет, 9-го января 1744 года, причт Андреевской церкви, состоявший из трех священников, подал императрице Елизавете Петровне прошение, в котором ходатайствовал о переименовании церкви в собор и о возведении настоятеля ея, священника Иакова Тихонова, в сан протопресвитера, или, как было сказано в прошении, «в протопопа». Прошение, подписанное именитыми прихожанами и даже обер-прокурором святейшаго синода, имело успех. Указом преосвященнаго Никодима, епископа с.-петербургскаго и шлиссельбургскаго, 4-го февраля 1744 года, Андреевская церковь была переименована в собор, и 12-го февраля того же года свящ. И. Тихонов возведен был в Петро-павловском соборе в сан протопресвитера.

 

Новый собор, как видно из прилагаемаго рисунка, не отличался ни красотой постройки, ни особыми удобствами; деревянный, холодный и маловместительный, с одним приделом, он не мог удовлетворять духовным нуждам зиачительнаго уже к тому времени населения Васильевскаго острова.

В сильные морозы богослужение могло отправляться лишь с большим трудом, и поэтому женщины и дети лишены были всю зиму возможности бывать в церкви. Это неудобство заставило прихожан обратиться еще в 1740 году к императрице Анне Иоанновне с просьбой о разрешении построить при co6opе теплую церковь и освятить ee во имя Знамения Пресвятой Богородицы, хотя окончательное решение повергали на благовоззрение ея величества и святейшаго синода. Высочайшее разрешение последовало б-го апреля 1740 года, и исполнение постройки было поручено строившему старый собор архитектору Трезини. Закладка церкви состоялась 2-го июля 1740 года.

Сооружение храма длилось очень медленно, очевидно, за недостатком средств, так как для постройки его был даже употреблен материал, оставшийся оть починки дома персидскаго посла в С.-Петербурге. 17-го сентября 1760 года церковь была, освящена но имя Трех Святителей с приделом на хорах во имя Благовещения. Иконостас в этом приделе, а равно престол, жертненник и прочая церковная утварь были перенесены из разобранной церкви 1-го кадетскаго (шляхетскаго) корпуса, бывшей некогда домовой церковью князя Меньшикова. В 1701 году деревянный собор загорелся от молнии и сгорел до основания.

До осени 1703 года причт собора совершал богослужения в Трсхснятительской церкви, и лишь 6-го октября этого года была подана протопресвитером Григорием Тнмофеевым и прихожанами преооященному Гавриилу, архиепископу с.-петербургскому и шлиссельбургскому, просьба о разрешении сбора пожертвований на постройку новой каменной церкви. Преосвященный Гавриил весьма благосклонно отнесся к ХОДАТАЙСТВУ и на прошении собственноручно написал: «Господь Бог да благословит и да благопоспешит начать и совершить благополучно святое дело».

Для сбора пожертвований причту была выдана книга, и, кроме того, состоялось высочайшее повеление о взимании с кавалеров трех российских орденов, почему либо не являвшихся на торжества в орденские дни, штрафа по 30 рублей с каждаго, с тем, чтобы эти деньги шли на постройку собора. 18-го июля 1764 года был заложен ныне существующий coбор. Постройка велась под присмотром и по проекту архитектора Иванова, одного из первых пансионеров академии худо-жеств, позднее бывшаго профессора архитектуры.

Недостаток материальных средств заставил настоятеля протопресвитера Григория Тимофееева, обратиться в мае 1766 года с просьбой к императрице Екатерине II об отпуске для оконча-тельнаго coopyжения церкви, в счет взимаемых с кавалеров штрафов, еще 6.000 рублей. По наведенной справке выяснилось, что со времени открытия собора на постройку пожертвований поступило на 3.872 рубля; эти деньги распределялись таким образом: от государыни было пожаловано 2.000 рублей, от цесаревнча Павла 200 рублей, штрафных денег 600 рублей и от разных лиц 1.072 рубля. Собранныя деньги были признаны достаточными для окончания постройки, и просителю было в ходатайстве отказано.

На какия средства достроился собор, не неизвестно. Постройка была окончена в 1786 году. Точная дата времени освящения не известна.

Указом императора Павла I 5-го anpеля 1797 года собору присвоено наименование: «кавалерскаго I класса». До 1813 года в нем находилось особое царское место.

Построенный в смешанном стиле, близком к «Ренессанс» о пяти главах с колокольнею, храм имеет весьма красивый внешний вид, но лучшим его украшением является резной трехярусный иконостас во вкусе Растрелли, весь вызолоченный, высотой в 8 сажен. Над входом в собор помещен герб Андреевскаго ордена, поддерживаемый херувимами. В прежние годы даже крыша собора окрашивалась в зеленый цвет,-Цвет орденской мантии.

Из достопримечателыюстей церкви обращают на себя виимание напрестольное облачение в главном алтаре, из чистаго серебра, весом в 7 пудов, стоимостью в 26.000 рублей, Евангелие в серебряном окладе, весом в 35 фунтов, и запрестольный образ Господа Саваофа, прекрасной художественной, но не известно чьей работы, а также находящаяся в главном, алтаре над южными дверями, икона Воздвижения (XVII в.) с изображениями царя Алексея Михайловича, царицы Mapiи Ильиничны и патриарха Никона.

Настоятелями Андроевскаго coборa со дня eгo освящения, т.е. с 1732 года, были следующия лица:

священник Иаков Тихонов,
протопресвитеры:
Василий Самуйлов,
Сергий Фведоров,
Георгий Михайлов,
Иаков Мултановский,
Стефан Семенов,
npoтoiepeи:
Иоанн Филиппов,
Петр Песоцкий,
Герасим Павский,
Михаил Добронравин,
Феодор Песоцкий,
Иоанн Протопопов,
Александр Камчатов,
Павел Налимов,
Иоанн Покровский.

Находящаяся рядом с Андреевским собором (по 6-й линии) каменная без колокольни церковь во имя Трех Святителей представляет редкий пример храма, сохранившегося в течение долгаго времени (143 года), почти без всякаго изменения.

Построенная в виде продолговатаго четыреугольника с полукруглою абсидою в алтарной части, церковь весьма небольшого размера, маловместительна и загромождена четырьмя толстыми столбами, на которых утверждены хоры. Иконостас Трехсвятительской церкви деревянный, двухярусный, окрашенный белою краскою, местами позолоченный. Bcе помещенные в нем образа старинной иконописной работы, из них замечателен символический образ Иоанна Крестителя, на котором святой изображен с крыльями и купелью в руках. Иконостас этот сооружен в 1827 г. на сумму, пожертвованную из имения действительной статской советницы Mapiи Янковичевой.

До 1897 года в церкви существовал живописный плафон, изображающий Бога Отца, парящаго в облаках. Это художественное произведение постигла обычная печальная участь: при ремонте церкви в названном году он был закрашен… В сводах, а также в большой абсиде алтаря, обращает на себя внимание большое количество железных крюков (петель), назначение которых неизвестно. Есть основание предполагать, что на эта петли подвешивались лампады, каковой обычай существовал в старину по многих церквах.

К, достопримечательностям церкви следует отнести вделанную в наружную стену близ главнаго входа, гранитную плиту с надписью на грузинском языке.

Надпись эта такого содержания: «Любезные братья мои, я была в этом преходящем мире дочь кахетинскаго князя, обер-гоф-маршала Нодара Джарджадзева и получила при святом крещении имя княжны Гуки. Божиею волею, я была в супружестве за князем Грузинским, перваго раздяда майором Эдишеромь Эмирахваровым и провела жизнь с ним в сердечном согласии. Лишившись отечества и своего имения, я прибегла в землю иностранную и перешла от Mipa сего в столичном городе Петер-бурге, 28-го марта 1745 года, на 37 году моей жизни. Иностранка, я, купив на деньги свои это место для моего приличнаго погребения, положена в землю, в церкви св. апостола Андрея, не оставив детей, которыя молились бы за меня. Отцы и братья любезные, видя гробницу чужеземной грешницы и камень, покрыпающий меня, молитесь Господу за меня, дабы Он вам простил грехи ваши». После этого следует надпись на русском языке такого содержания: «На сем месте погребена грузинскаго полку господина Maiopa князя Елиска Потапевича Амилиаварова, супруга ево княгиня Гука Нодаровна, которой от рождения было 38 л., а преставися в нынешнем 1746 г. месяца марта 29 числа». Из надписи этой можно заключить, что тело умершей княгини погребено было сначала в ограде Андреевской церкви. Когда же оно было перенесено в Трехсвятительскую церковь, а равно, когда и кем сооружена плита с надписью,-неизвестно.

Хотя при Андреевской церкви кладбища и не существовало, но надо думать, что в старые годы в ограде погребались разныя лица. В 1848 году при устройстве приделов к Андреевскому собору, во рвах, вырытых под фундамент, находили не только человеческия кости, но и довольно хорошо сохранившиеся гробы. Лет 10 тому назад, вокругь Трехсвятительской церкви еще виднелось много раздробленных могильных плит, ныне (к 1905 году) уже уничтоженных. Существует даже предание, что знаменитый сенатор петровскаго времени, князь Яков Федорович Долгорукий, был погребен в ограде собора, но каких либо следов, подтверждающих достоверность этого, не имеется.

Заканчивая настоящий очерк, считаю необходимым сказать несколько слов о дне празднования Андреевскаго ордена в первые годы его основания. При Петре Великом этот день справлялся с необыкновенною пышностью: после торжественнаго богослужения в Троицком соборе на котором присутствовали сам государь и другие кавалеры ордена, ко двору сезжались все «знатныя персоны», имеющия орденские знаки, а также офицеры гвардейских полков, для принесения поздравлений; после параднаго обеда обыкновенно происходил банкет, а вечером город был иллюминован. Все пожалования орденом приурочивались кь праздничным дням, а происходили в церкви после литургии. На самого Петра орден Андрея Первозванного был возложен (10-го мая 1703 года) генерал-адмиралом, графом Головиным, первым кавалером этого ордена. В позднейшия царствования до начала Х1Х-го столетия этот порядок празднования не изменялся. Со вступлением на престол императора Александра 1-го придворныя торжества были отменены